January 5th, 2011

Карпаты: первое утро пути.

(самое начало)
(предыдущая часть)

Первое утро в снегу – самое трудное. Все еще помнят тепло домашних перин. А тут – снег и ветер. И главное, если и в спальнике свежо, то вылезать из него тем более не хочется. Хорошо еще, что за первый день мы не успели высоко подняться (поздно вышли). Тут бы сделать волевое усилие и рвануть быстрым шагом. Так нет же – собирай вещи. Запихивай озябшими пальцами спальник в чехол. А чем теплее спальник, тем тяжелее его запихнуть туда.

В этот раз поднялись еще терпимо. У всех с вечера ноги остались сухими, и потому разбивать обледеневшую кожу ботинок и натягивать это на себя никому не пришлось. О костре не могло быть и речи. Растапливать промороженные дрова не было времени. Мы со злыми лицами перекусили всухомятку и пошли.

Подниматься пришлось вдоль ручья, а иногда и по нему. Дорога то не для пешеходов, а для тракторов и грузовиков проложена. По бокам – крутые склоны – особо не обойдешь. Чем мельче становилась речка, тем чаще приходилось прыгать по «островкам». Подошли к достаточно большому (метров 5) рукаву. Алексей побежал по воде. Мы последовали его примеру. Почти не намокли. Все же сказался предыдущий негативный опыт, который заставил нас позаботиться о немокнущей обуви и бахилах (чтобы не заливало и не засыпало сверху). Только Жора, который был первый раз в горах и уже и так имел основательно отсыревшие городские ботинки, проявил осмотрительность и облез по корягам.

Долго еще Жора расспрашивал, что делать, если ноги промокли. Наш рецепт «пока идешь – все нормально, на привале высушишь» - его не сильно убедил. Видимо сказывалось знакомство с рассказами Джека Лондона да и просто домашнее воспитание. Как бы там ни было, а в наших климатических условиях идти в мокрой обуви неприятно, но можно даже в лютую зиму. Трудно ее утром надевать (не в спальник же ее мокрую брать). Еще мокрые ноги сильно натираются. Помогают толстые носки. Алексей, как самый опытный турист даже пришел к выводу, что хорошая туристическая одежда и обувь отличаются не тем, что не промокают (поскольку рано или поздно все промокает), а тем, как быстро сохнет, держит при этом форму и не натирает ноги. Впрочем, если на улице - 40, то, наверное, такая философия не проходит.



Уже через часа два встретили вполне приличную колыбу (летний домик пастухов). Вспомнили злым тихим словом пограничников – если б не они, мы могли бы здесь заночевать. Около печи нашли сухие дрова. Разогрели чай, мивину. Подсушились. Данила, который был первый раз в подобном походе созрел для того, чтобы переосмыслить свой и без того нелегкий багаж. В колыбе остались старые ботинки, городские джинсы, пять футболок, несколько регланов, гель для душа и шампунь. Полученный эффект его порадовал.

Мы так обрадовались теплу, что потеряли несколько драгоценных часов. До сумерек оставалось не так уж много, и мы пошли дальше. Подъем потихоньку становился все круче. Жора сильно отставал. Потом он постиг древнюю мудрость туристов: идти след в след, смотреть на ступни впередиидущего, стараться не отставать от него и больше ни о чем не думать – и дело пошло веселее. Хотя весело никому не было. Все мечтали о следующем привале и радовались предстоящей стоянке.
Уже в сумерках нашли неплохую площадку чуть в стороне от дороги. Много поваленных условно сухих деревьев. Старались не подбирать ветки с пола (из снега). Какие-то расщепили. В общем, более-менее сухие дрова, таблетка сухого спирта и через час костер стал греть. Когда дрова мокрые возможен только большой костер (дрова должны успеть просохнуть, прежде чем загорятся). Да и нас было немало. Всем нужно было стать вокруг костра. Подсушили вещи, поели.



Заметил странную особенность своей куртки. Во время хотьбы пары пота видимо проходили внутренние слои куртки и кристаллизировались под внешним слоем. Теперь у костра это все таяло и стекало по куртке вниз.

У нас с женой была единственная палатка. Летняя. В этот раз сшил для нее второй слой из тентовой ткани. Вроде было не холодно, но проблему конденсата не решило – внутри палатка покрылась обильным инеем. Остальные в спальниках разлеглись в корнях сухого дерева: коремат внизу – плащ-палатка или кусок целлофана сверху. Заснули…

(продолжение следует)