May 5th, 2011

Освободительная война в Украине и Финляндии

Заслушиваюсь мемуарами Густава Маннергейма (уместно будет поблагодарить активистов группы «Нигде не купишь», которые озвучили эту и многие другие коммерчески бесперспективные редкие книги). Так вот, Маннергейм то, оказывается, не только линия, но и офицер Русской армии, участник Русско-Японской войны, позже возглавил освободительную войну Финляндии, в 39-ом поджарил хвосты большевистским оккупантам в ходе Зимней войны (натурально в Финляндии)… дальше, как говорится, будет.

Ситуация начала Освободительной войны Финляндии очень показательна и для Российско-Украинских отношений. Очень много общего. При формальном признании суверенитета, большевики опираясь на свои военные базы взращивают «пятую колонну». Та сначала называется рабочими профсоюзами. Но уже совсем скоро последние организовывают «отряды самообороны», которые вооружаются с армейских складов военных баз России. Название выбрали незамысловатое – «Красная гвардия». В этих условиях Маннергейму пришлось не только воевать и с большевиками и с этим, внутренним врагом, но и, что уж совсем кажется нереальным, армию предстояло создать уже после начала военных действий. Дело в том, что Финляндия, будучи до большевистского переворота автономией Российской империи, не имела своих вооруженных сил. Новому главнокомандующему оставалось опираться на Шитскор (добровольческая организация содействия обороне), офицеров царской армии, которые после переворота вернулись на родину и одно подразделение, отправленное в Германию на обучение (шла Первая Мировая).

Как ни странно, но финнам удалось отбиться от «дружеских объятий» Кремля. Примерно в то же время и во многом с похожими проблемами столкнулись украинские национальные силы. Жаль, но украинцы больше были заняты войной друг с другом, чем финны. У финнов – всего две стороны: те, что за большевиков, и те, что против. У нас же все намного веселее и разнообразнее. К сожалению, ни Махно, ни Петлюре не удалось сделать то же, что удалось Маннергейму. Кстати, в Финляндии было такое же недееспособное правительство, как и в Киеве. Может и впрямь все решает наличие нужной личности на посту главнокомандующего в нужное время?

P.s. Театральная Москва пока что более интернетизирова, чем Киев. Почти любые билеты в театр, цирк, концерты можно заказать с доставкой на дом с одного сайта (и думаю он не единственный). У нас же, если честно, часто даже трудно узнать, что идет, например, в Доме органной музыки. Зашел на сайт biletexpress.ru: тут тебе и Мхат и «День выборов» и новогодняя елка.
Обратил внимание, что некоторые спектакли даже имеют свой отдельный сайт. Как, например, рассказы шукшина билеты на который можно купить и на «общем» сайте, и на «личном». В главной роли – Евгений Миронов (сериал «Идиот»), кучу наград получил и он и постановка в целом. А всего-лишь «екранизация» рассказов, кого бы вы думали, Шукшина.

«Вечная память» о последней войне

Спросите: «К чему такие пышные празднования 9 мая, если большинство ветеранов уже умерли?» Ведь и впрямь прошло уже 70 лет с того момента, как в ходе Второй Мировой, Германия напала на СССР. А ведь солдат призывали не из роддомов.

Уверен, вам ответят вроде: «Чтобы помнили следующие поколения». И оно то, конечно, правильно. Помнить надо. Но вот только какие уроки? И почему такая забота о памяти лишь про одну войну? Никто не вспоминает о мясорубке Первой мировой. Хотя по своей абсурдной жестокости, думаю, она переплюнула бы и Вторую мировую. Опять же широкое применение химического оружия. Почитайте, к примеру, Ремарка «На Западном фронте без перемен» – очень живо описано, сходите на экскурсия в оружейную палату. Никакое СС так не издевался над евреями, как генералы Первой мировой над своими солдатами: пол-дня немцы закрывают телами пулеметные амбразуры, пол-дня французы. Никаких результатов - позиционная война.

Почему же ко дню окончания Первой мировой никто не проводит военные парады? Лишь потому, что после была Вторая? Что же нам, терпеть знамена Советского Союза до Третьей Мировой? Думаю, эта «память», в современном казенном виде имеет больше признаков государственной идеологии, чем исторической памяти. А потому, Третья Мировая тут ни при чем.